Закону «О российской нации» подобрали новое название

Совет по межнациональным отношениям рекомендовал свой вариант — «О государственной национальной политике»
russlie

«Как же стесняются наши многомудрые академики простого слова – русские», — отмечает координатор ЛДПР в Мытишах Алексей Мушин.

Совет по межнациональным отношениям при президенте создал рабочую группу по разработке концепции закона о российской нации. О его необходимости эксперты говорили на встрече с президентом в Астрахани в октябре прошлого года. Итоговая версия концепции будет утверждена в середине апреля, после чего ее направят в правительство.

На первом заседании рабочей группы обсуждались базовые вопросы, в первую очередь — как должен называться документ. О необходимости закона в этой сфере говорили многие участники встречи с президентом, но самым резонансным тогда стало выступление профессора РАНХиГС, бывшего министра по делам национальностей Вячеслава Михайлова. Он сказал президенту: «Я предлагаю такой вариант закона — о российской нации и управлении межэтническими отношениями. То есть это стратегическая линия, которая акцентирует внимание закона: о российской нации».

Как сообщил «Известиям» председатель рабочей группы совета, научный руководитель Института этнологии и антропологии РАН академик Валерий Тишков, в ходе дискуссии эксперты пришли к выводу, что закон должен называться не «О российской нации», а «О государственной национальной политике» или «Об основах государственной национальной политики».

— Есть сторонники принятия закона с названием «О российской нации». Но есть и те, кто высказывает опасения, что это сложно сделать, что это может вызвать определенное отторжение, непонимание, опасение, — рассказал Валерий Тишков. — В итоге я предложил вариант, с которым все согласились: готовить федеральный закон о государственной национальной политике. Когда президент подводил итоги, он предложил переложить Стратегию государственной национальной политики на язык закона. Но если так, то можно и закон назвать «О государственной национальной политике».

По его словам, участники совещания проанализировали, как будут воспринимать закон в такой формулировке граждане, политические группы и экспертное сообщество. И пришли к выводу, что необходима разъяснительная работа, время, чтобы утвердилось представление о нации не только как об этнической общности, но как о политической нации.

Что касается содержания закона, то в него должны войти разделы о системе мониторинга национальных отношений, о разграничении полномочий между Москвой и регионами, о предотвращении конфликтов, об этнологической экспертизе.

По мнению членов совета, в основу закона должна быть положена Стратегия государственной национальной политики до 2025 года.
— Если в основу закона ляжет стратегия как доктринальный документ, то в нем будут отражены и этнонациональные аспекты, связанные с этнокультурным развитием, и представление о гражданской нации, как это прописано в стратегии. Будет обозначено место русского народа как основополагающего, как доминирующей компоненты нашей общероссийской культурной солидарности. Все эти вещи можно обозначить в законе и в глоссарии. Но не так в лоб и не так жестко, как это сначала было воспринято и понято частью нашего медийного сообщества и политиков. Стратегия была всеми принята, до подписания указа президента она обсуждалась субъектами Федерации. Здесь никаких неожиданностей не будет, — сказал председатель рабочей группы.

Валерий Тишков напомнил о создании в России системы мониторинга межэтнических отношений (в феврале об этом подробно рассказал «Известиям» глава ФАДН Игорь Баринов), отметив, что у системы сейчас нет никакой правовой основы и закон должен решить эту проблему.

— Еще одна проблема — как в одном правовом акте записать вещи, связанные с формированием российский нации (или с утверждением этого концепта), и в то же время сохранить конституционное положение многонационального народа Российской Федерации. Здесь есть какое-то смысловое, терминологическое противоречие, — пояснил академик Тишков.
Профессор Вячеслав Михайлов, вошедший в рабочую группу и участвовавший в ее первом заседании, заявил «Известиям», что эксперты «окончательно не остановились на том, какими будут заголовки, но в основу положена проблема укрепления единства российской нации». По его мнению, в основу закона должны лечь два уже принятых документа. Помимо упомянутой стратегии, это федеральная целевая программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России на 2014–2020 годы», считает ученый.

— Перед нами стоит двуединая задача. С одной стороны, это укрепление российской гражданской нации и основы национальной политики. С другой — развитие культурного многообразия народов и управление межнациональными отношениями. Надо найти согласие между понятием гражданской нации как согражданства и этнической нации. Вот в чем суть вопроса, — сказал Вячеслав Михайлов «Известиям».

Он отметил, что в самой стратегии нет противоречия между конституционным положением о «многонациональном народе Российской Федерации» и понятием российской нации. К примеру, в тексте говорится, что целью государственной национальной политики Российской Федерации является «упрочение общероссийского гражданского самосознания и духовной общности многонационального народа Российской Федерации (российской нации)».

Источник