Выступление Владимира Жириновского на встрече со слушателями Российской школы политики. 17 апреля 2017 года

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский

Демократия. Она и у консерваторов демократия. Пять частей – консерватизм, либерализм, патриотизм, социализм, национализм, в хорошем смысле слова. Патриотизм – это просто любовь к родине. Но национализм, имеется в виду, когда человек думает и старается сохранить какие-то национальные основы. Вот Европа, многим нравится. Но какая она – Европа? Для кого Европа? Она уже недовольна, они решили пойти по пути интернационализма. То, что было в свое время у советских коммунистов – был создан Коммунистический интернационал, Коминтерн. Но это не годится. Люди не хотят жить в абстрактном обществе. Песня такая есть: «С интернационалом разрушим мир до основания», с интернационалом мы пойдем вперед. То есть, как бы нет национальности, нет народности, мы все вместе. Это может быть как порыв. Но когда семья, Родина, какие-то родные места, а всё это надо забыть, отбросить, это не получается. В Европе это не получилось. Даже на многопартийной основе не получилось создать европейскую общность, они пытались навязать, «мы – европейцы». У нас было понятие «мы – советский народ». Это действует на определенном этапе, но это недолговечно. А долговечной является ваша родная земля, где вы родились, где жили предки, создавали такие произведения, как «Песня о вещем Олеге», «Слово о полку Игореве», и т.д. Так думали наши предки, вот так они жили.

А если абстрактно. Я приехал в одну нашу бывшую республику, там театр русский, актеры русские, а пьеса местного автора. Хороший язык, культура, но другой эпос, что-то другое. Оно хорошее, но оно другое. Так и семья, рядом соседи, хорошая семья, но она не наша семья. У нас с вами есть папа, мама, брат, сестра, бабушка, дедушка. Поэтому так и у народа. В этом смысле человечество делает попытки, чтобы не было между людьми отчуждения. Но оно возникает. Разница культур, разница языков. Вчера я смотрел передачу «немецкие турки», вот там турок не хочет учить немецкий язык. А как ты будешь жить в Германии, не зная ее языка? Конечно, ты можешь работать дворником, все равно нужно общение какое-то. Но там нежелание учить язык. Они говорят: у нас есть свой язык, своя культура. И что ты хочешь? Чтобы немцы учили турецкий язык, турецкую культуру? Они не будут этого делать.

То есть, какой должен действовать принцип. Ты приехал в гости в какую-то страну, уважай правила, действующие в этой стране. Ты можешь не учить язык, пожалуйста. Но ты будешь считаться чужестранцем, красивое русское слово. Иностранец – другая страна. Чужестранец – чужой в любой стране. Они это не понимают. Их третье поколение, они уже немцы, они со школы учат немецкий язык, в вузе немецкий язык, работают в немецком коллективе. Проблемы нет. Поэтому ассимиляция неизбежна. Молодые люди женятся, вступают в брак, они смотрят на национальность, всё это перемешивается. Но некоторые консерваторы не принимают этого, говорят, нет – наш народ, наш язык, наша культура, наша религия и вступаем в брак только внутри своей общины, праздники внутри общины. Ну, хорошо. А к чему это приведет? К отчуждению. Потому что люди, проживающие на одной территории, хотят слышать одну речь, люди говорят на одном языке. Почему? Чтобы было понятно, о чем говорят. А если говорят на разных языках, тогда возникает подозрение, непонятно о чем они говорят. Поэтому проблема есть. Допустим, религиозные взгляды разные. Допустим, в исламском мире особая одежда для мужчин и для женщин. Но это может приходить в противоречие с тем городом, где они живут. Например, платок, у нас тоже платком покрывают голову женщины, входя в церковь. Но церковь отделена от государства. Если в платке будет сидеть женщина в школе, магазине, на свадьбе, на улице, а у тех, у кого нет платка, это будет вызывать не всегда правильные чувства, тем более, если одежда совсем такая, что она закрывает фигуру, всё закрывает. Они могут и хотят, пусть будет так, но другие-то не понимают, что это за одежда, когда женщина вся закрыта. На пляже, они купаются в верхней одежде, им нельзя оголять тело. Европейцы вообще на пляже нудисты. А у мусульман женщина в платье ходит, мужчина в брюках. Поэтому происходит столкновение культур. Люди не хотят переходить на другую культуру, на другой язык, считают, что их культура лучше. Там, где они вместе живут, там никакой проблемы не возникает. Но если они приезжают в то место, где это не понимают, то могут возникать какое-то легкое отчуждение. Это тоже проблема.

Конечно, люди перемещаются в основном из-за насилия. Те, кто добровольно перемещаются, они быстро адаптируются, ассимилируются. А вот тех, кого насильно выдавили, они беженцы, они бегут от войны. Это правильное слово – «беженцы», бегущие от войны. У нас есть отдельное слово «переселенцы». Беженец – это более русское, конкретное слово. Там идет война, он бежит от войны. Скажем, когда была Первая мировая война, было много беженцев, но они все были европейцы. Сербы, хорваты, сербы, румыны, венгры, русские, украинцы, белорусы. Но их трудно было разобрать, кто есть кто. А сейчас четко видно, что беженцы из арабского мира – афганцы, арабы, африканцы. Это проблема, когда люди обозленные, у них нет возможности жить там, где они жили, и они приезжают в другие страны. И Запад что сделал? Он решил всех взять, дать пособие большое, общежитие, курсы, лечение, работа. Это хорошо. Но проходит время, и даже приняв местное гражданство, человек начинает наблюдать, что все-таки он человек второго сорта. Потому что местные жители продвигаются быстрее по карьере, быстрее открывают свое дело, достигает успеха. И тогда у него возникает такая не очень праведная зависть. Условия жизни все-таки веками создаются. А он хочет сразу получить то же самое, что и рядом с ним сосед, немец, бельгиец, француз. И уже начинается месть, начинают мстить европейцам. Большинство терактов совершают уже не приезжие, а бывшие беженцы в третьем поколении, для которых это их родной язык – французский, немецкий, голландский. Это отомстить. Потому что он понимает, что он полноценным европейцем не станет. А жизнь уже здесь сложилась. Опять в родные места, он едет туда, где даже война идет, опасность, из благополучной Европы переезжает туда. И там идет война с неверными, с теми, кто не разделяет взгляды. Допустим, сейчас убивают христиан, те же арабы, один араб мусульманин, другой христианин. Это всё проблема. То есть ладно, просто отчуждение какое-то, мы отдельно отмечаем праздники, отдельные обычаи. А это насилие. Раз ты не той веры, то значит, ты плохой, не просто плохой, а мы тебя убьем. Страшно.

Сегодня 21 век. И демократы. Вот условия демократии. Где мы быстрее наведем порядок? В условиях демократии или в условиях авторитарного режима? Где?

А вы что хотите, когда идете на выборы? А выборы идут при демократии. И получается конфликт. Вам хочется спокойную жизнь, чтобы никто не стрелял, не было бы беженцев, переселенцев, террористов. Вам же хочется и свободы выборов, разные партии, митинги, шествия, разные газеты. А как это совместить всё в одном обществе? Вот проблема. Поэтому очень часто молодёжь оказывается не по ту сторону баррикад. Я почему сейчас об этом говорю? Потому что когда я был молодым, я встал на правильную сторону баррикад. Я никогда не выступал против государства. Государство нужно. Вот здание парламента. Какая разница? Царь в Кремле, коммунист Генеральный секретарь или сегодняшний? Здание-то нужно. Его зачем разрушать? Депутаты нужны, министры нужны. Это вот проблема, что хочется свобод, но чем больше свобод, тем, к сожалению, больше насилия. А это вам не нравится. Вот как здесь совместить? Это сложно.

Вчера в Турции прошел референдум, и пополам общество. Как в Америке – половина общества за Трампа, половина за Хилари Клинтон. В Турции тоже, половина за президентскую республику, половина за парламентскую. Парламентская республика – это высшая форма демократии, когда всё решает парламент, когда президента вообще может не быть или он выполняет представительские функции, его избирают на заседании парламента. Президентская республика наоборот, вся власть в руках у него, парламент он может распустить. Министров он назначает, и они ему подчиняются. Он издает указы, имеющие силу закона. Половина Турции – молодёжь, интеллигенция, люди наиболее образованные, бизнесмены – они за парламентскую республику. А жители сельских регионов, бедных кварталов, менее образованные, они за президентскую республику. Это изъян демократии, что во всех странах мира, не только в Турции, большая часть населения (сельская), малые города больше консерваторы. А крупные города – интеллигенция в лице преподавателей, врачей, журналисты, ученые и молодёжь – хотят, наоборот, общество максимальных свобод. Но к чему это приводит? К тому, что возникает конфликт. Сегодня турецкие тюрьмы переполнены, и они собираются восстановить смертную казнь. Если в условиях демократии Турция будет развиваться, то много газет, телепередач, свобода передвижения, митинги – всё, всё есть, но на определенном этапе произойдет раскол Турции. Но в условиях демократии курды, проживающие на востоке Турции, давно уже мечтают о своем государстве. Они живут и в Сирии, и в Ираке, и в Иране. 40 миллионов разделить на 4 части. Курдам нужна демократия. Нацменьшинства были против референдума. Потому что в условиях авторитарного режима они не получат независимость. А в условиях демократии – получат. Но после провозглашения независимости начнется насильственное присоединение народов. Турки из Курдистана, их будут вышвыривать в Турции, а курдов из Турции будут гнать в Курдистан. И будет погибать огромное количество людей. Но те, кто ратует за демократию, они-то могут отсидеться, закрыться, пока там стреляют на улице.

Поэтому надо уметь правильно оценить ситуацию в обществе и стране, иметь большие знания по истории, по экономике, праву. Тут две модели. Здесь выдумывать особенно ничего не надо. Президентский режим – авторитарная власть. То есть личная власть, режим личной власти, когда он, глава государства, решает. Здесь какие плюсы. Президент быстро примет решение, он быстро издаст указ, он быстро защитит тех, кто нуждается в защите, терпит бедствие, насилие. Тех, кто голодает, быстро поставит на продовольствие.

Но люди сами хотят решать свои дела на местах. Поэтому здесь конфликт. Решает всё он, один. А люди говорят, что они хотят сами решать. Если сами решать, то решать будут долго. Например, сидит 100 человек. Я скорее приму решение или вы, 100 человек? Вы же весь день будете спорить, разделитесь на фракции, на группы, вы вообще не примете решение. Вот и получится, что за какое-то решение 50% не голосуют. Всё, решение не принято. Значит, всё затормозится. Пока вы здесь не можете принять решение, там грабят магазины, там продают наркотики, там террорист готовится к теракту. Смотрите, демократия дате широкую дорогу террору, нельзя людей останавливать, обыскивать, везде ставить веб-камеры, потому что скажут, чего вы вмешиваетесь в нашу жизнь, следите за нами везде, чипы везде. Скажите, нельзя, не надо. И случается теракт.

А авторитарный руководитель говорит, что всех обыскивать, всех проверять, за всеми следить, но терактов не будет. Вы должны выбирать. Демократия – это больший риск, что будет совершен теракт. Авторитарный режим – и нет риска в совершении теракта. Поэтому всегда, когда кто-то кого-то зовет на баррикады, на улицу, вы всегда спрашивайте его, а какой конечный результат, что будет в конце. Начало всегда хорошее, как на свадьбе, жених в хорошем костюме, гости улыбаются, подарки, тост за тостом. А медовый месяц всего один – 30 дней. А некоторые 30 дней не могут выдержать. Многие разводятся после первого года, после 7 лет половина разбегаются. Так и здесь, вот Навальный 26 марта вывел на улицы десятки тысяч по всей стране, в Москве тысяч 8 было. А дальше что? Кто-то 15 суток получил, кто-то получит 5 лет за то, что нанесены увечья полицейским. Поломаны судьбы людей. Мальцев 15 суток отбывает, и уже у него сердечный приступ. Я слушал его, он со мной в дебатах участвовал от имени партии ПАРНАС. Он призывал к революции. 5 ноября 2017 года в России будет революция – каждый раз в любых дебатах он только об этом говорит. 4 ноября – День единства, они предполагают, что они выведут людей на улицы, и они останутся, и 5 ноября революция. А я ему говорю, Слава, ты не доживешь до 5 ноября, ты об этом подумай. Ты зовешь к революции, а есть те, кто не хотят революции. И действительно, это было в октябре до 18 октября. Сейчас смотрю, уже скорая помощь и он в наручниках. Те, кто зовут на революцию, ведь они зовут только на первое действие. Да, вот она серая жизнь, она надоедает. Действительно, преподаватель, начальник и говорит, говорит, говорит. А вы сами там говорите, и говорите свободно. Улица дает свободу, там нет учителя, нет родителей, говори всё, что хочешь. Любые действия – давай, пошли, дави и души. Поэтому первое действие, оно, конечно, завлекательное. Умный человек должен подумать, а дальше что будет. Допустим, даже совершается революция. Вот Украина, там совершили революцию. Февраль 2014 года, ровно 3 года прошло. Что получили? Режим хуже предыдущего, преступность выше, коррупция выше, гибель людей выше. Вот конечные действия.

Поэтому тех, кто зовут на революцию, спросите, а давай посмотрим, что будет дальше. Ты меня зовешь, ты согласен умереть за наши с вами общие цели? – Нет. А кто будет умирать? Революция требует жертв, столкновения, горят покрышки, снайперы стреляют, полиция, люди, тысячи людей. Обязательно будут жертвы. А если ты не хочешь, не готов и не будешь погибать, значит, за тебя другой погибнет. Значит, ты преступник, ты толкаешь людей погибать, а сам будешь наблюдать или вообще дома останется. Восстание декабристов, вы же знаете, они договаривались, но кое-кто остался дома. Надо было выйти всем, но не вышли. Бестужев не вышел и кто-то еще. Он подумал-подумал и понял, что кончится всё плохо, и не вышел. Но подлость с его стороны, что он был одним из организаторов. Давайте выйдем, убьем царя, то, другое, третье. Тебя они слушали, тебе верили, а ты сбежал в день восстания и остался дома. Закрыл окна, двери, пил кофе и слушал, что там произошло на Сенатской площади.

Вот на 29 апреля в субботу, через 12 дней Ходорковский сделал заявку, что надо выйти еще на улицы. Навального могут не послушать. А теперь Ходорковский призывает. А потом 12 июня, в День России. То есть провоцирует выход людей на улицы. Почему? Чтобы вошли во вкус, нужен запах революции, что вы можете, вы свободные, вас боятся, посмотрите, сколько полиции. И потом он радуется, сколько журналистов, все у них интервью берут. И 29 апреля совпадает с днем формирования власовских подразделений немецкой армии. Окончательно было положение утверждено «О вооруженных формированиях, создании русской освободительной армии». Это было 29 апреля 1943 года. Может быть, это случайно совпало. Но это тоже какой-то символ есть. Власов во время войны формирует предателей под свои знамена. Ходорковский зовет других предателей снова выйти на улицы.

То есть любая революция заставляет вывести людей на улицы. Вы должны различать. Как вы будете отличать мошенника от любого другого человека? Что он начинает просить у вас? Деньги. Он обещает – квартиру дам. Давай квартиру. Мошенник говорит, что ему нужно деньги занести. Любые действия, которые он обещает, в конце говорит, что сейчас нужно, например, 30 тысяч, а получишь 3 миллиона, если захочешь какую-то финансовую операцию сделать. Так и революционер, для него самое главное вывести людей на улицы. Как только предлагают вывести людей на улицу, это начало преступления. Всегда говорит: я против государства. Конечно, если митинг санкционированный, везде во всех странах мира есть разрешение. Мы, ЛДПР, всегда получаем разрешение, мы просим в определенном месте. Но мы ни разу не проводили неразрешенных митингов. А тут наплевать, будет или не будет разрешения, хотят вывести в центр города людей, и провести столкновения. Вы помните из истории, поп Гапон 9 января 1905 года вывел, все революционные действия были неразрешенные, везде были столкновения с полицией, драки между собой, жертвы, и естественно пресса всё это подавала в худшем виде.

Поэтому здесь вы должны научиться смотреть на людей. В быту мошенник обязательно в конце разговора начинает переводить на деньги – всё, закрывайте дверь, выпроваживайте, авантюрист, мошенник, жулик. Поскольку появилось слово «деньги». И в общественно-политическом сознании, если человек говорит, что мы должны выйти на улицу – всё, преступник. А зачем ты их хочешь вывести? Организовывайте «круглые столы», приглашайте прессу, идите к начальникам, депутатам, общайтесь, обязательно требования выдвигайте, любые. Вам объяснят, что можно, что нельзя.

И Украина это всё сделала сейчас. Сейчас попа Гапона и знать не знали бы, кто он такой, зачем он нужен. Вот здесь рядом с нами, на Украине было 50 миллионов населения, сейчас 30 миллионов насчитали, разбежался народ. Вот они вывели людей. Всё. Это был ноябрь 2013 года, и четыре месяца – Майдан, палатки, всякого рода митинги, концерты. Закончилось переворотом, и началась стрельба. И она идет до сих пор.

Поэтому легко сегодня дать пример для всех на все времена. Перед вами развернулась история человечества, когда одна группировка обманывает народ, выводит на улицы, при помощи народа убирает существующую группировку, и занимает их места с целью обогащения. Обогатились – уехали, в основном за границу, там легче спрятаться. И это повсеместно по всей стране. Поэтому любая революция начинается с того, чтобы вывести людей на улицы, вооружить, стрельба, наркотики, фальшивые деньги или реальные деньги, и обязательно сперва выводят людей под общим лозунгом «За демократию, против коррупции», «За снижение тарифов на ЖКХ», «Плохие дороги», то, что всех устраивает, потому что везде есть такие проблемы, связанные с преступностью. Люди поддерживают. А когда вышли, там через какое-то время появляется другой лозунг. Он был связан с тем, что кого-то в отставку, кого-то долой, не уйдем, пока не выполните наши требования. Это было 22 февраля. Оппозиция согласилась, подписала соглашение с действующим президентом Януковичем, что выборы пройдут досрочно в сентябре 2014 года. Ну, успокойтесь, в сентябре ваш кандидат победит. Всё, договорились, власть пошла на уступки, досрочные выборы и президента, и парламента. Договорились. Что еще надо? Нет. Они уже возвращаются на площадь и говорят, чтобы президент утром ушел в отставку, не уйдешь – мы захватим все остальные правительственные здания. Цель была не развитие демократии, не борьба с коррупцией, а борьба за власть. Убрать его, его правительство, его депутатов и все эти места захватить. А цель здесь – на обогащение.

Сегодня Украина дала кровавый урок, но это как бы апогей организации «оранжевых» революций. Там была подготовка лет 10 назад. Первая «оранжевая» революция была в 2004 году, когда впервые в истории выборов пошли на самое страшное преступление – организовали третий тур. Третьего тура нет в законе ни одной страны, в мире нет такого, какой-то третий тур. Два тура. И привели к власти Ющенко. И он начал подготовку к той второй «оранжевой» революции, которая произойдет через 10 лет. Это февраль 2014 года.

Всем бывшим советским республикам волноваться не надо. Москва всегда встанет на вашу защиту. Мы больше не допустим ни одной «оранжевой» революции в любой точке постсоветского пространства. Надо только своевременно обратиться за помощью.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский

Я не говорю, чтобы вы меня неправильно поняли, естественно молодёжь все-таки хочет выходить на улицы. Речь идет об организационных формах. Люди не хотят сидеть в помещении. Возьмите турпоход, хочется пойти в турпоход, взять рюкзак, уйти от родителей, от родного города с ровесниками далеко, куда-то в горы, в лес, на озеро. Так и здесь. Выходить можно, нужно. Но вопрос организационный – получи разрешение. И лучше всего делать в формате партии, которая, скажем, не является радикальной, которая не боится власти. Эта партия получит разрешение. И вы выходите, выступайте, говорите. Поэтому я не хочу, чтобы вы так поняли меня, что сидите все и помалкивайте. Нет. Обязательно у вас есть желание говорить, выступать. Но вы должны поддержать тех, у кого нет второй цели – свержение действующей власти. И третьей цели – разрушение существующего государства. Если мы с вами будем бороться за улучшение жизни, за снижение уровня преступности, ради бога. Но чтобы нам исключить поддержку тех, кто кровью зальет наши с вами страны. Вот этого не должно быть. Естественно, молодёжи хочется, потому что она никогда не участвовала в митингах. Я сам приходил на Пушкинскую площадь в Москве, в Пушкинский сквер, потому что мне было интересно. Что это такое, новые лозунги, какие-то партии, они собираются, говорят. Поэтому, конечно, когда десятилетиями нельзя было что-то делать, то люди хотят в этом участвовать. Поэтому этому надо научиться. Ну как в дружбе, бывает, вы дружите, а бывает так, что этот человек вас обманывает, предает. Мальчики, девочки. Это всегда есть. Где эта вот грань. Конечно, хочется верить всем, и надо верить. Но научиться почувствовать, что конечная цель этого товарища это разрушение нашей с вами страны. Может быть, это из Казахстана, Молдавии, Украины, со всего мира могут быть. Они везде идут эти революционные процессы. То есть, старшее поколение успокаивается, всё в порядке, жизнь удалась: квартира, работа, всё вроде бы есть, дача, машина, отдых, семья. Но новое поколение подрастает, их это не устраивает. Просто не устраивает, а чего сидеть дома, на работе. Люди хотят каких-то действий. Обязательно. Я поэтому говорю в разных инстанциях, вот у нас есть Колонный зал, давайте отдадим его под политический центр. Пускай каждый день туда приходят сотни людей, разговаривают, тусуются. Это в закрытом помещении гайд-парк. Когда предлагают парк «Сокольники», парк им. Горького, то это надо ехать, там на открытом воздухе, смотря какая погода, кто поедет когда слякоть, сырость, у нас 8 месяцев зима. А это теплое, хорошее, светлое помещение. Тогда будет лучше. Потому что люди просто хотят высказаться, хотят высказаться в незнакомой обстановке, они стесняются дома, говорить им некогда. На работе, по месту учебы тоже люди стесняются, боятся, не желают говорить. А вот незнакомые люди собрались и там можно поговорить. И это даже интересно осуществление знакомств. Надоели по работе одни и те же люди. Ничего нового не будет. Или студенческая группа, то же самое. А если будет политический центр, то эта форма общения позволяет увидеть других людей, из других городов, из других стран. Поэтому надо создавать условия, чтобы были безвредные формы общения. Сколько молодёжных тусовок? Пускай молодёжь потусуется, поговорит, но не раз в год, а столько, сколько им надо. Всё, и не будет никаких эксцессов, потому что знают, допустим, что вечером 17 апреля в 17 часов я пойду в Колонный зал, и там будут ребята, я их знаю, будем разговаривать, обсуждать, например, референдум в Турции, у нас что-то такое где-то может происходить. Разговаривать, посидеть, поговорить, там есть буфет, чашечку чая или кофе выпить, там есть музыка, где-то, может быть, танц-холл. Там много помещений. Это должно быть для молодёжи. Есть Дом молодёжи московский, но там бизнес-структуры. Или официальные мероприятия раз в год, какой-то концерт. Люди не хотят сидеть в зале опять. Людей раздражает пассивная форма. А вот власть от царя, советская власть и во всем мире власть боится, что молодёжь будет где-то стоять, разговаривать, о чем-то договариваться. Вот посадите в этот центр, и пусть там сидят и разговаривают. Согласитесь, власть ведет себя как родители. Родителям лучше, чтобы вы дома сидели, тут видно, поел, попил, поспал, ты на месте, тебя видно. А ты ушел, родители волнуются. А власть волнуется, зачем там собираются. В России есть такая политическая поговорка: больше трех не собираться. Власть боится. Больше трех, это уже какая-то группа, какая-то партия, какое-то движение. Втроем еще ладно, терпимо, два парня и одна девушка, это хорошо. Или две девушки и один парень. На троих.

У нас позиция четкая по Украине. Чтобы русские могли жить свободно, спокойно, чтобы не было никаких гонений на русский язык.

Когда я спорю с нацистами, националистами из Киева, я одного не могу добиться, чтобы они поняли. Ну, вот вы не любите русских, вы не хотите, чтобы был русский язык. Разделитесь. Вот есть Западная Украина, пусть там будет только украинский язык. Есть Восточная Украина. Пусть население переедет, обменяются квартирами. И живите, не мешая друг другу. Зачем вам русская земля и русский народ? Чтобы загнать в государство Украину и чтобы был украинский язык. Это же насилие. Тогда надо забыть демократию. Мы же не говорим украинцам: отдайте вашу землю. Нам не нудно ни одного метра украинской земли. Но есть земля русская, это вся Юго-Восточная Украина. Когда включали запорожских казаков в состав русского государства, тогда слово «Украина» вообще нигде не встречалось. Были казаки, Запорожская Сечь. Это география. И сегодня есть город Запорожье. Их там было 80 тысяч, они просили включить. Поляки, он говорит, давай только 40. А царь говорит: давай я 80 включу. Вот и всё, вся будущая Украина, это треть по территории. Мы им добавили земли с населением. А теперь, когда произошел раздел страны, они наши земли с населением себе решили оставить. Так же нельзя. Если мы за демократию, то спросите у них, у русских, они хотят отказаться от своего родного языка или остаться под украинским флагом. А вам зачем чужая земля, чужой народ? Это вот как бы одна сторона.

Мы – оппозиционная партия. Мы же только предлагаем. Но мы способствовали развитию демократии. Мы постоянно критикуем правительство. В среду будет министр экономики в ГД, сегодня мы с ним час-полтора говорили. Вносим законы, сотни законов. Но составить большинство Думы, которая нам не принадлежит, мы не можем. Мы пробиваем деньги. Допустим, пробили деньги, чтобы завершить строительство моста через Волгу в районе Ульяновска. А партия «Единая Россия» приезжает открывать мост. Мы деньги пробили, а открывают мост они. Два года требовали, чтобы дали деньги. Дали, достроили, а они приехали и ленточку обрезают. Администрация-то в их руках, и губернатор, и министр, и Росавтодор.

Поэтому нам это трудно. То, что мы можем сделать, население этого просто не знает. Вот последний случай. В Саранске аэропорт, в городе Саранске стадион для Чемпионата мира по футболу. Мы пробили 100 миллионов на эту дорогу. Никто не знает об этом. Мы многое делаем. Но заставить, чтобы страна узнала, нам очень тяжело. Мы ездили в Туркмению. Это чужая страна сегодня, но она близкая нам. 30 человек от нас поехали, депутаты, полфракции. Ничего не сообщали. Обязаны по закону сообщать.

Поэтому нам очень трудно. Вот если ближе к вам, только мы поднимали русский вопрос. Только мы требовали, чтобы не было никаких договоров о дружбе с Украиной, иначе это будет согласие наше с границами. Мы всегда выступали, что Крым – это часть русского государства. Такие вопросы как бы главные, это русский вопрос. Мы поднимаем его, мы требовали. И сегодня Крым вернулся в состав России, и мы защищаем жителей Донбасса. И в конечном итоге, я думаю, придет время, когда или там будет настоящая демократия для всех без национального признака, или все, кто захотят, вернутся в состав России.

Когда были большевики, они просто в чемоданах возили деньги. И царская охрана перехватывала курьеров, арестовывала. Сейчас через 100 лет, сегодня ряд общественных организаций, которые революцией не занимаются. И у них есть деньги, и свободное движение денег по всей планете. Поэтому трудно отследить, эти деньги поступили от организации, а потом они выдали тем, кто у нас может устроить революцию.

Мы приняли соответствующий закон, чтобы те, кто получает деньги из заграницы, зарегистрировались. Получайте деньги, но обязательна регистрация, что вы получаете, и отчет, что вы получили и истратили. То есть закон не запрещает им получать деньги и тратить. Но они боятся, потому что будет видно, что они получили от того и откуда, и показать, на что их истратили. Поэтому отслеживать можно, конечно, и сегодня условия есть у спецслужб, и всё можно прослушивать, всё можно фиксировать. И, конечно, в любой революции нужны деньги. Уберите деньги, не будет ни одного теракта, ни одной революции, ни одной войны, потому что всё требует денег. Люди, зарплаты, снаряды, аппаратура, литература. Это огромные деньги. И если бы эти деньги направить на улучшение жизни всех граждан, мы давно бы жили хорошо. Доверия нет. Люди не доверяют друг другу. К себе доверия нет. Между парнем и девушкой доверия нет. Между друзьями доверия нет. Боятся.

Вот задали вопрос по дальневосточным проблемам. Известно, что в дальневосточном регионе слишком много проблем, в частности, социально-демографические, потому что в регионе всего 5% населения. Люди уезжают с Дальнего Востока, потому что и качество жизни, возможно, низкое, не сильно улучшается.

Мы дали целую программу в 22 пункта. Это как бы вклад наш. Мы дали, но они очень мало взяли из нашей программы. Мы выступаем за то, чтобы русским паспорт выдавать немедленно, месяц-два, и всё. Мы все эти вопросы подымаем. Но пока сложности есть.

Дальний Восток. Здесь, я думаю, зря, кто живет там, думают, что в другой части России лучше. Я всю страну объехал. Чем же лучше? Везде условия у нас одинаковые. Поэтому уезжать не надо. И большие перспективы у Дальнего Востока. Там будет в перспективе достаточно рабочей силы. Но надо смелее раздавать землю. Но в любом деле неизбежны злоупотребления. Вот для этого и существуют политические партии, счетные палаты, какие-то контрольные органы. Мы как предлагаем. Чтобы привлечь русских из заграницы, кто едет на Дальний Восток, выдать сразу паспорт, дайте землю, работу и он поедет, подъемные дайте. Как Столыпин. Он целый вагон давал, везли в них удобрения, корм и подъемные деньги. Миллионы поехали. Сейчас то же самое, нужно еще раз повторить столыпинские реформы. Земли очень много. Если где-то будут злоупотребления, они будут вскрываться, будут наказывать. Вы видите, у нас уже десятки губернаторов ушли, еще уйдут. И мэры городов. Поэтому Дальний Восток это очень перспективно всё. Там и так есть работа. Но если еще приземлить людей, чтобы они могли почувствовать вкус, мы предложили на Дальнем Востоке сделать безналоговую экономику. Все 5% населения. Мы здесь перекроем поступления в налог. То есть мы давали те меры, например, освобождение от службы в армии. Парень не хочет служить в армии, сейчас 42 тысячи не хотят служить в армии, поезжай на Дальний Восток. Там тебя призывать в армию не будут. То есть можно найти способы стимулировать переезд туда людей, там им жить будет легче, быстрее они разбогатеют и естественно малый бизнес от налогов освободить. Мы сформулировали всё. Уже лет 10. целые министры есть, целые вице-премьеры, но вот не всё получается.

Никогда не думайте плохо об истории. В прошлом были ошибки, но наши предки жили так, как могли. И вы должны давать положительную оценку. И царская Россия хорошая, и советская Россия хорошая, и сегодняшняя. Так и страны. И половина американцев голосовали за другую политику это достижение большое.

Поэтому хочу остановить вас от излишней ставки на героизм. Потому что по-молодости всем хочется стать скорее героем, скорее получить известность. И тогда, может быть, это подтолкнет к каким-то действиям такого радикального характера. Поэтому вовремя нужно остановиться. И помнить всегда, что герои связаны с массой смертей. Давайте жить спокойно и не требовать от соседа вашего по учебе, по дому, по школе каких-то героических поступков. Был случай, когда подросток спрыгнул со 2-го этажа, он переломал себе кости. Он этим доказал, что он девочку любит. Поэтому никаких доказательств любви таких не должно быть. Этот мальчик должен был плюнуть в сторону этой девочки, которая предложила ему прыгнуть, и понять, что она его не любит, раз она предлагает ему доказать его любовь к ней так. Поэтому доказательств не должно быть. Героизм излишний, что он готов пожертвовать жизнью своей. А зачем? Давайте жить. Давайте создавать условия, чтобы не нужно было жертвовать. Когда пожар, всё горит, идут молодые люди, зашли, спасли детей, конечно, это хорошо. Они сильные, здоровые, они сами живы остались и спасли детей. Но ставить такую задачу, чтобы стать очень быстро очень известным или очень богатым – это очень опасно.

Поэтому старайтесь этого избегать. Вам нужны знания и умение их применять. Потому что когда за партой, знаний уже много, а использовать не можете. Почему молчите? Девушки сидит и молчит. А там сидит парень и руку тянет. Сложно. Большинство-то молчит. Это хорошо, что скромные, тихие, но они проиграют. Выигрывает тот, кто умеет говорить. Поэтому кроме приобретения знаний или научиться работать, наблюдайте за начальником любого уровня: от директора бани до президента. Надо еще и развивать речевой аппарат. Надо вступать в споры с детского сада, с первого класса в школе, с первого курса вуза. Спорить, спорить и говорить: а у меня другое мнение, а вы не правы, я считаю, что нужно по-другому. То есть надо стать смелым. А если молчит, потом ты не сможешь ничего сделать. Как Василий стал депутатом? Обычная встреча, что-то я говорю, он раз, сказал что-то, я вижу, что он говорит. То есть он пытался встроиться в диалог. Я волей-неволей смотрю, что парень что-то соображает, начинаю внимание обращать. А где остальные молчуны? Их нету. А он депутат Государственной Думы. У тебя где твои сокурсники? Чем они занимаются? Учатся. А он уже депутат, государственная власть у него в руках. Кто им мешал также сделать? Вот Борис, Высшая школа экономики, я к ним пришел, лекцию прочитал. Но они все там остались, а он пришел к нам, он уже депутат Государственной Думы. То есть это от вас зависит. Вы одинаковые все, в одинаковых условиях, но один что-то делает, шаги вперед, другой боится, стесняется. Вот вас губит стеснение. И стеснительными вас сделали родители из хороших побуждений, они боятся, что вы где-то себя проявите слишком активно. И школа, она тоже боится. Где-то вы неудобное скажите, потом директору школы могут выговор объявить.

Я учу вас на будущее. Когда вы обращаетесь к «Единой России», вам трудно добиться успеха, ибо они отвечают за всю страну. Это их губернаторы и мэры. Когда вы к нам обращаетесь, мы вам быстрее что-то сделаем в индивидуальном порядке. Мы не можем всех вылечить и всем дать квартиры. Но если кто-то заболел, и нет денег на лечение, мы ему обеспечим бесплатное лечение в лучшей клинике Москвы. Почему? Потому что министр боится, отказать мне и нашим депутатам, что мы будем их критиковать. Вот у нас в среду будет Председатель Правительства отчитываться перед депутатами. А «Единая Россия» не будет его критиковать, это ее министры, это ее губернаторы. Поэтому у них страх перед оппозицией, что где-то прозвучит критика. А на будущий год будет новое правительство, и они с удовольствием решают все вопросы, которые мы направляем. Поэтому, если вы хотите более быстрого решения вопроса, то нужно обращаться к оппозиционной партии, ибо ее требования министры вынуждены быстрее решать, ибо их собственная партия их прикрывает. А мы можем критиковать.

Видите, у нас не получилось сохранить Советский Союз. Поэтому сейчас у нас теперь Евразийское сообщество. В Европе Евросоюз. То есть для решения крупных программ государствам выгоднее объединяться. Выгоднее всем объединиться, в том числе и в сфере налогов, таможни и т.д. А взаимодоговоренностью можно таможню отменять.

Но последние 20 лет все эти новые страны смотрели, где и куда им более выгодно. Кто-то стал больше дружить с исламскими странами, кто-то с Китаем, кто-то с Европой, кто-то с Америкой. И Россия. Поэтому здесь как бы рентген такой, политический и экономический. Свобода отношений со всем миром, но всегда выгоднее выстраивать экономические отношения с соседями. Мы соседи. Все бывшие советские республики – мы одна территория, нас объединяет русский язык, экономические связи, многие учились в наших вузах. Мы были в Туркмении недавно, глава Туркмении учился у нас на юрфаке. У него прекрасный русский язык. То есть многие получили то образование, которое общее у нас, общий университет. Конечно, всё это будет развиваться. И, конечно, выгоднее сотрудничать с соседями. Новая Зеландия хорошая страна, но где она находится? Пока до нее довезут, доплывут, это сложно. Интернет сегодня быстро работает. А самолеты летят тихо, например, до Чили 26 часов. Я никогда туда не полечу.

Поэтому и надо развивать и дальше развивать. Но естественно каждая страна ищет для себя выгоду, где подешевле, где попроще, где побыстрее, где получше. Но конечный итог – всем придется сотрудничать с Россией и между собой. Например, взять тот же Туркменистан. Железная дорога в Европу идет вся полностью, и через Каспий мы можем сотрудничать. И из Китая железная дорога идет. Так или иначе касается того участка дороги, с которым связана Туркмения и Россия. И все равно жизнь заставит развиваться нам вместе, рядом. Но исходить из взаимной выгоды. Советский Союз почему распался? Потому что большевики решили дать больше национальным окраинам. И Центральную Россию развивали хуже. Это была ошибка. Если бы они развивали на базе экономических принципов, а не политических, то союз был бы крепче.