Росреестр уничтожает право собственности на недвижимость в России?

росреестр
Это следует из обращения в Генпрокуратуру сотрудников ведомства, заявивших, что «сведения, содержащиеся в ЕГРН, недостоверны».

Мытищинская организация ЛДПР и координатор Алексей Мушин обращают внимание на возросшее число нареканий граждан и жалоб в Общественную приемную В.В.Жириновского на недостатки и неудобства, возникающие в связи с обращениями жителей за услугами по регистрационным действиям с их недвижимом имуществом.

В этой связи представляет определенный интерес «горячая новость» от независимого аналитика М.Делягина:

«…с начала года Росреестр «на неопределенный срок» прекратил представление электронных услуг. От слова «совсем». То есть вообще.

Таким образом, «любимый» Росреестр отличился снова. «Любимый» – потому что это именно он осуществил кадастровую оценку недвижимости, в результате которой вся страна сейчас платит налоги с чудовищно завышенной цены квартир, дач и земельных участков. Завышенной отчасти по объективным причинам: оценка закончилась осенью 2014 года, а для большинства объектов проведена раньше, — после чего рынок недвижимости рухнул.

Но есть причины и субъективные: общее бессовестное завышение оценки (даже относительно цен 2013-2014 годов) и многочисленные нелепости – от занесения в раздел «площадь квартиры» года строительства дома (на что жаловались юристы) до откровенного бреда (например, мой деревянный дом в 72 кв. м., построенный в 1934 году, оценен вдвое дороже такого же дома рядом, только вдвое большей площади, построенного в 2005 г.).

Понятно, что искусственно организованный кризис местных и региональных бюджетов стимулирует соответствующие власти завышать оценку недвижимости, — но почему этому стремлению потакает Росреестр, федеральное ведомство, обязанное сдерживать местные интересы ради общенациональных?

А окончательно отношение к этой структуре закрепила попытка узнать, во сколько же оценена моя недвижимость, в ее разрекламированной базе данных. Она была так глупо организованной — запутанной, непонятной и неудобной, — да при этом еще и периодически «зависала», — что я, промучившись добрых полдня, так и не смог получить нужную информацию полностью. И каков же был мой шок, когда, зайдя для совершенно других дел в личный кабинет на сайте налоговой службы, получил все нужные данные буквально за один клик (!) мышкой.

То есть никакой объективной сложности в организации предоставления информации не было – была то ли неспособность, то ли столь же очевидное нежелание руководства Росреестра исполнять свои служебные обязанности.

Поэтому, обращение группы сотрудников этого замечательного ведомства в Генпрокуратуру меня заинтересовало. Смысл обращения шокирует: с 1 января по закону «О госрегистрации недвижимости», принятого полтора года назад, Росреестр должен был объединить базы данных госреестра и кадастра недвижимости в единый информационный ресурс – Единый госреестр недвижимости (ЕГРН). На решение этой задачи Росреестр за 3 года (поскольку о необходимости выполнения работы стало известно до принятия закона) потратил почти 2 млрд.руб., — но ЕГРН до сих пор не создан и, соответственно, до сих пор не работает.
Более того: по состоянию на 15 января не работает даже сайт Росреестра (на этой неделе его все же запустили, но попытка воспользоваться сервисом оборачивается очередной «заглушкой»), — причем «с особым цинизмом»: переходы на его страницы через поисковые системы осуществляются свободно, а попытка зайти «через парадный вход», через главную страницу, блокируются полностью: мол, приносим извинения, на сайте идут работы.

Это создает внятное представление, какие «кардинальные изменения» на самом деле имела в виду руководительница Росреестра и одновременно заместитель Министра экономического развития Абрамченко в своем новогоднем обращении. Причины этого и раскрывает обращение сотрудников Росреестра в Генпрокуратуру.

Если убрать профессиональные термины и компьютерный сленг (вроде «миграции баз данных»), ключевой причиной срыва запуска ЕГРН представляется то, что реализацией проекта занималась организация, возникшая, насколько можно судить, буквально из ниоткуда и за пару лет ставшая реализатором множества (если не большинства) госконтрактов целого ряда федеральных ведомств в сфере IT. При этом не имеющая, как сообщают, в своем штате вообще ни одного специалиста в области регистрации прав и картографии. Ну и что они смогли реализовать?

Второй причиной срыва называют то, что в самом Росреестре проблемой гармонизации и верификации данных баз ЕГРП (права) и ГКН (кадастровый учет) до последнего времени практически никто не занимался. А это значит, что по одному и тому же объекту недвижимости в базах ЕГРП и ГКН данные могут быть разными. К примеру, права у человека на 15 соток, а по данным кадастра у него таких соток 30. Другой обычный случай — различное написание адресов объектов, которое не позволяет объединять записи. Широко распространены и дубли записей в базах. По оценкам специалистов самого Росреестра, чтобы исправить все подобные ошибки, после чего данные ЕГРП и ГКН могли бы слиться (мигрировать) в ЕГРН корректно, в масштабах страны необходимо до 9 месяцев непрерывной работы как минимум двух специалистов-регистраторов в ручном режиме в каждом (!) из территориальных отделов Росреестра. Ситуация с ГКН представляется более запущенной (по объективным причинам — ввиду более сложной структуры данных).

Наконец, третьей причиной срыва представляется то, что архивные документы на местах до сих пор не перевели, вопреки всем планам и обещаниям, в электронный вид, — что и делает принципиально невозможным их сопоставление и обобщение в режиме онлайн.

Кроме того, ЕГРН должен быть централизован, то есть база по всей России должна находится в одном дата-центре, что потребует разветвленной сети передачи данных с большой пропускной способностью каналов. Однако существующая сеть недостаточно мощна и, в случае введения ЕГРН в строй, не сможет обеспечить ее нормальное функционирование.

Для нормальной работы ЕГРН предполагалось оснастить каждого работника, принимающего заявителей и осуществляющего регистрацию, «усиленными квалифицированными электронными подписями» (УКЭП). Однако при расчете потребности в них сильно ошиблись, — и в результате необходимого для нормальной работы количества УКЭП просто нет. Более того, функции удостоверяющих центров возложили на территориальные управления Кадастровой палаты (КП). То есть в рамках региона выпуском ЕЦП для регистраторов Росреестра должна заниматься региональная КП, — но сотрудников не обучили, регламентов не прописали и даже необходимого числа болванок под ключи электронной цифровой подписи (ЭЦП) не закупили вовремя – в итоге работа во многих регионах парализована просто из-за отсутствия актуальных ЭЦП у регистраторов.

Согласно письму работников Росреестра, разработанная «подсистема приема и обработки заявлений» (ППОЗ) в ходе тестирования показала свою неработоспособность, — в частности, отсутствовала связь с «государственной информационной системой о государственных и муниципальных платежах» (ГИС ГМП). Для создания ощущения работы системы ответы от указанной системы просто имитировались. В результате расчет оплаты пошлины или платы за оказанные услуги, как и формирование платежного документа, оказалось невозможно.

При тестировании ППОЗ регулярно сбоила при проверке личности заявителя и подлинности его документов. Более того: при тестировании она признавала ошибочными реально существующие паспорта.

Другая подсистема ЕГРН – «кадастрового учета и регистрации прав» (ПКУРП) – при опытной эксплуатации также показала свою неготовность. При тестировании в ответ на межведомственные вопросы ПКУРП выдавала «ответы на иные объекты недвижимости», что, как полагают сотрудники Росреестра, «также свидетельствует об имитации… работы». Что поразительно, в ПКУРП оказалась «вовсе не реализована… стадия определения кадастровой стоимости».

Самое забавное, что функция логического контроля за вносимыми данными не была реализована вовсе, «что позволяло ставить на учет в тестовом режиме объекты с отрицательной площадью».

При переносе информации из старых баз данных в новую, единую «массово допускались ошибки… в части «потери» ряда характеристик объектов недвижимости. Процесс…, начиная с сентября 2016 г., перешел в стадию хаотичного исправления и повторения ранее исправленных ошибок».

В результате кадастровые сведения и данные ЕГРН «в настоящее время… содержат ряд… ошибок, исправление которых зачастую невозможно без волеизъявления правообладателя».

При этом вовсе не удалось протестировать подсистему ведения пространственных данных: соответствующие задания завершаются сообщениями об ошибке.

Среди многочисленных недостатков (чтобы не сказать пороков) разработки ЕГРН выделяется то, что Росреестр, насколько можно судить, попросту не предусмотрел обучение сотрудников своих территориальных органов работе по новым правилам. В результате последние стали обучать своих работников самостоятельно, по сути дела, в партизанском режиме, что вряд ли позволило обеспечить его приемлемый уровень. Сообщается, что какие-то движения в этом направлении начались только в конце ноября и даже начале декабря. Причем «внедрители» передовых информационных технологий собирали людей в Москве ФИЗИЧЕСКИ — вместо того, чтобы просто организовать обучение по видиоконференцсвязи (ВКС) на базе регионов, которые занимались тестированием новой системы вместе с разработчиками. Это Ростовская и Владимирская области. Сколько было потрачено денег на командировочные, билеты и логистику – история умалчивает (хотя, возможно, расскажут материалы проверок и уголовных дел).

Поскольку ЕГРН оказался не реализован, 23 декабря 2016 года Росреестр принял решение запускать систему лишь с лета 2017 года (по сути дела, в прямое нарушение Закона), а до того использовать для работы имеющиеся (материнские) информационные системы.

Однако эти системы не позволяют реализовать нормы Закона, а часть из них несовместимы с ЕГРП. В результате, в частности, «полностью отсутствует механизм уведомления заявителя о ходе рассмотрения заявления» и многие другие, что является его прямым нарушением.

Сотрудники ЕГРП делают неутешительный, но вполне логичный вывод: «Таким образом, учитывая вышеизложенное, государственный кадастровый учет, государственная регистрация прав на территории всей Российской Федерации фактически не осуществляется по причине невозможности работы ЕГРН, сведения, содержащиеся в ЕГРН, в нарушение требований указанного федерального закона недостоверны».

А что значит «сведения ЕГРН недостоверны»? Это значит, что недостоверными в результате деятельности реформаторов по «освоению бюджетных средств» стали данные регистрации нашей недвижимости, часто единственной: квартир, дач, земельных участков. И, возможно, мы, обладая всеми формальными бумагами, на деле уже лишились прав собственности на свое жилье – в результате «несовместимости баз данных» Росреестра или «потери информации» при ее переносе из одной базы данных в другую.

Возникает ощущение, что «эффективные менеджеры», не желающие и не способные понимать смысл своих действий, поставили под угрозу само существование прав собственности на недвижимость в России!

Безусловно, это только письмо, да еще и анонимное. Однако оно подтверждается как неработающим официальным сайтом Росреестра (между прочим, федерального органа государственной власти!), так и официальным письмом помощника руководителя Росреестра от 24 ноября, на которое ссылаются авторы письма в Генпрокуратуру. Мне удалось получить его копию: совпадает и номер, и содержание, — а содержание прелестно: работникам Росреестра официально запрещается «любое инициирование в СМИ и социальных сетях сообщений по вопросам, связанным с реализацией ФЗ «О государственной регистрации недвижимости»«. Письмо сообщает, что для проверки выполнения запрета руководством Росреестра (которое, по идее, должно все свои силы направить на выполнение своих служебных обязанностей, – хотя бы на восстановление официального сайта!) проводится ежедневный (!) мониторинг СМИ и соцсетей.

Таким образом, руководство Росреестра, похоже, вместо исполнения своих обязанностей занимается сокрытием последствий полного завала порученной им работы и фальсификацией данных. Анонимные сотрудники Росреестра справедливо указывают, что эти деяния соответствуют составу преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ: ст.285.3 – «Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений» и ст.293 – «Халатность» (и то в самом лучшем случае).

Ссылки на то, что руководитель Росреестра Абрамченко назначена только в октябре, несерьезны: она далеко не новый человек в правительственных структурах и прекрасно знает, что и как можно делать. В конце концов, обнаружив невозможность исполнения закона, она должна была ясно и четко сообщить об этом (не говоря уже о наказании виновных), а не организовывать то, что производит впечатление масштабных фальсификаций и сокрытия факта срыва исполнения закона.

Ссылки на якобы неопытность Абрамченко не могут служить оправданием преступных, насколько можно судить, действий, а люди в ее окружении заслуживают отдельного внимания – так, начальник ключевого Управления госслужбы и кадров еще во время работы в милиции становился объектом жестких обвинений со стороны общественности.

Однако главное заключается в реальной угрозе уничтожения прав на собственность, особенно учитывая тот факт, что с июля 2016 года свидетельства о собственности в бумажном виде не выдавались и по 218 ФЗ подтверждением этих самых прав является выписка из того самого реестра (ЕГРН), которого, как выяснилось не существует. Так что вполне реальной становится ситуация массовой утери информации о правах граждан и невозможность этих самых граждан доказать свои права владения недвижимостью и землей. Зато какой простор для деятельности разного рода мошенников, расхитителей государственной собственности, разных «черных» риэлторов, возникший в результате деятельности «эффективных менеджеров» в отношении буквально каждого из нас.

Этот результат либеральных реформ может оказаться фатальным для десятков миллионов граждан России, включая читателей этой статьи, — и для самой России как таковой.»

Источник