2016-09-01 18-07-08

Право на материнство

Как мытищинские органы соцзащиты пытаются отнять ребенка у любящей матери.

В Мытищинскую организацию ЛДПР со своей бедой обратилась Панченко Елена Владимировна. В беседе с заместителем правового отдела Мытищинской организации ЛДПР Андреем Головкой она рассказала нам свою историю.

В 2006 году Елена Владимировна приняла решение родить второго ребенка. Но беременность протекала тяжело и ей были назначены гормональные препараты. В результате, на 7 месяце беременности ей было сделано кесарево сечение с давление 220 на 180. Но ребенок развивался нормально, его назвали Василий. Однако, здоровье Елены Владимировны было подорвано, она стала стремительно набирать лишний вес, сейчас она весит более 150 кг. В 2014 году она перенесла тромбофлебит, в 2015 — инсульт. По медицинским показаниям она является нетрудоспособной. Врачи дали ей направление на МСЭ (медико – социальную экспертизу) по поводу присвоения инвалидности. В МСЭ, которая находится в Перловке на Трудовой, она приехала к 6 утра, чтобы занять очередь на подачу документов, но была уже 6-й в очереди. Шел дождь. Очередь из больных людей стояла под дождем в ожидании приема. В итоге, 6-я Елена Владимировна стала последней, кого приняли в тот день. Однако, все было напрасно: ей отказали в инвалидности. Инвалидность могла бы стать для Елены Владимировны подспорьем, потому что в 2009 году она развелась с мужем, подала на алименты, но с тех пор он ни разу их не выплатил. Она обратилась в соцзащиту для оформления детского пособия, но и там ей отказали, мотивировав это тем, что у нее нет дохода. В настоящее время Елена Владимировна и ее сын Василий живут за счет родственников, которые никогда не отказывают в помощи.

Но Елена Владимировна хотела оформить инвалидность, потому что так как она является нетрудоспособной, группа могла бы стать для нее источником собственного дохода. Поэтому, Елена Владимировна приняла решение обратиться за помощью к депутату Никите Юрьевичу Чаплину за помощью в оформлении инвалидности. С ее слов, она пришла на прием в общественную приемную Единой России на Юбилейной, 27. Помимо Никиты Чаплина на приеме сидели руководители различных социальных служб. Депутат пообещал ей разобраться в вопросе и оказал материальную помощь. Однако, спустя некоторое время к ней стал по 2 раза в неделю наведываться социальный работник, представитель центра обслуживания на дому «Преображение» детского реабилитационного центра. Он говорит ей, что так как у нее нет дохода, она не может содержать ребенка и его заберут в детский дом. Он пытается очернить Елену Владимировну в глазах своего руководства, пытаясь продемонстрировать, что она о ребенке не заботится. Например, когда он пришел к ней, было время обеда. В холодильнике у Елены Владимировны стояла большая кастрюля супа и картошка. Она их вытащила и поставила на плиту. Также в холодильнике были овощи, яйца и рыба, но они были прибраны по ящикам и в глаза не бросались. Соцработник поставил Василия на фоне «пустого» холодильника и сфотографировал, чтобы показать руководству, что мать его не кормит. При этом, кастрюлю на плите он фотографировать не стал!

Это поразительно, почему чиновники от соцзащиты от излишней ретивости пытаются отобрать ребенка у любящей матери? Да, у нее нет собственного дохода, но родственники помогают им в объеме, достаточном для того, чтобы у Василия был компьютер, смартфон, одежда и разнообразное питание. Почему работники соцзащиты не обращают внимание на маргинальные семьи, где родители алкоголики и наркоманы, а если и обращают внимание, то ведут воспитательные беседы с равнодушными «матерями» о том, что им необходимо исправиться и взять себя в руки, не угрожая им разлукой с ребенком. А вот больной человек, по их мнению, не достоин быть любящей матерью! Судя по всему, мытищинские органы социальной защиты считают, что если человек хочет получить статус инвалида — он не имеет права иметь детей. А если имеет детей, но не имеет права на инвалидность. Мы уже писали о подобной истории в семье Логиновых, когда тяжелобольную Юлию Логинову лишили инвалидности после рождения ребенка, мотивировав отказ в продлении группы тем, что «раз родила — значит, здорова». Так что попытки отобрать Василия у Елены Владимировны очевидно вызваны ее попыткой получить инвалидность.

Что за бесчеловечный подход исповедуют чиновники от социальной защиты? Вместо того, чтобы направить свой взор в сторону маргинальных семей наркоманов и алкоголиков, они преследуют любящую и заботливую мать, которая ухаживает за ребенком и обеспечивает его всем необходимым, пусть и за счет родственников. Зачем им помещать ребенка в детский дом, где его условия проживания многократно ухудшатся. В России списки социальных сирот ежегодно пополняются десятками тысяч брошенных и отказных младенцев, их число достигает от 12 до 15 тысяч человек. Это без учета детей школьного возраста. Зачем увеличивать количество сирот за счет насильственной разлуки любящих семей? Мы обращаемся к работникам сферы социальной защиты Мытищи: прекратите издеваться над ни в чем не повинными людьми. Ваши функции заключаются в оказании помощи, а не в разрушении семей, скреплённых узами любви!

Мытищинская организация ЛДПР, во главе с нашим координатором, кандидатом в депутаты Мособлдумы Алексеем Мушиным берет ситуацию с семьей Панченко на контроль. Мы не позволим органам соцзащиты разлучить любящую мать и ребенка. На страницах нашего Бортового журнала мы будем держать Вас в курсе развития событий.