statuya

Документ – Фрагмент Истории

Бюро гуманитарных программ «Академия человечности»

Anatoly-Apostolov

Анатолий Апостолов,
академик Международной Кирилло-Мефодиевской академии славянского просвещения, автор романов «Княж-Погост» и «Дом разбитых зеркал».

Бюро гуманитарных программ (БГП)
«Академия человечности»
(Исторические примечания)

statuya

От князя до вождя, от генсека до Президента

Молодёжная политика в свете новой идеологии: «Рабство, насилие и патриотизм»

voin

«Когда кончится война, миром будут править люди» (писатель Ирвин Шоу, автор романа «Богач, бедняк». 1943 год)

vojna

Так думал и наивно заблуждался не один писатель Ирвин Шоу, романами которого мы зачитывались в 60-70-х годах ХХ века. Так думали почти все и особенно я, который до 30 лет наивно верил, что в XXI веке человечество будет совершенно иным, а я сам, если доживу до далекого 2016 или даже до 2017 года, буду замшелым, музейным артефактом, стыдящимся самого себя на фоне совершенных и прекрасных людей Будущего, светлого Завтра..
Вот я почти и дожил до 100-летия большевистского переворота, вот и увидел я полный крах реального коммунизма и гнусный позор его защитников и вершителей И что же в итоге? А в итоге мне сегодня стыдно и за себя и за «новых хозяев жизни», которые, ради выгоды, готовы на всё, на любое преступление, вплоть до измены Родине.

Фёдор Шурупин.  «Утро нашей Родины» (1948)

Фёдор Шурупин. «Утро нашей Родины» (1948)

Тост Сталина «За русский народ!»

«У нашего правительства было немало ошибок. Были у нас моменты отчаянного положения в 1941—42, когда наша армия отступала, покидала родные нам сёла и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода.

Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой.

Но русский народ не пошёл на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства и пошёл на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии.
И это доверие русского народа Советскому Правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества — над фашизмом.

Спасибо ему, русскому народу, за это доверие!»

Вавилонская башня. Башня до небес…

Вавилонская башня. Башня до небес…

«Великому народу от благодарного тирана»

Тщетно искать в мировой истории величественный рукотворный памятник отдельно взятому великому народу – творцу истории и созидателю с благодарственной надписью на пьедестале. И пока, увы, бесполезно задавать этот странный вопрос, потому что на него обычно отвечают новым вопросом: «Зачем нужен такой памятник?» Странно, что люди за последние пять тысячелетий нашей цивилизации считают вполне нормальным ставить памятники своим жестоким владыкам и повелителям. Люди даже любят петь хвалу тем, кто по своим делам и поступкам вообще не заслуживают нашей памяти и тем более упоминания в школьных учебниках по истории. По существу, вся мировая история – это история царств, правящих династий, насилия и разрушительных войн. Она ужасна, и омерзительна, она славит убийц и насильников, и категорически, как сказал Н.М.Карамзин, «не терпит оптимизма». Но люди продолжают неизменно хранить память о тех, кого следует забыть или поминать лихом. Народам навязали такую историю, и они её смиренно приняли.

Мало этого, даже сегодня, в XXI веке упоминание исторических деятелей, разорявших Россию и уничтожавших наш народ (таких, как Чингизхан, Наполеон или Гитлер) не вызывает у граждан никаких отрицательных эмоций, кроме как уважительного восхищения великими победами завоевателей мира. И ни у кого из граждан не возникает при этом вопрос: «Зачем вообще ставить памятники правителям?» Зачем воздвигать грандиозные монументы и мавзолеи этим тщеславным дегенератам, сеявшим смерть и разрушение? Чтобы всегда гордиться их славными делами и победами? Но где их славные дела, где их трофеи и где искать их великие империи? И какой прок потомкам от того, что они совершили и кого завоевали. Как правило, только одно горе и ущерб. В ХХ веке многие народы мира весьма пострадали от гордыни, больных амбиций и мании величия своих вождей и тиранов-правителей, но никаких выводов для себя не сделали. В учебниках истории все великие вожди и «покорители Вселенной» занимают самое главное место, а на самых последних страницах скромно ютятся, как мокрые воробушки, учителя нравственности, гении культуры и искусства, научно-технической и общественной мысли, т.е. те, кто всегда способствовал развитию цивилизации и прогрессу. Эту историческую несправедливость отметил в своё время Конфуций, и призвал своих мыслящих современников к срочному уточнению имён, понятий, символов и смыслов.

Пора издавать учебники по истории успешного созидания нового мира, более человечного мироустройства под началом великих учёных, философов и художников. Пора писать историю Отечества без всякого культа личности, без мифических подвигов великих покорителей Вселенной, без героических басен о выдающихся завоевателях-разрушителях. Пора писать заново честные и правдивые универсальные труды по истории войн во всех их неприглядных ракурсах и отвратительном натурализме. Способность смело говорить на трудные и негласно табуированные темы возвышает и даже вдохновляет.

Мне всегда претили многие постулаты макиавеллизма, с его культом авторитарной власти, которая всегда права, сакральна, идеологически девственна, абсолютно непогрешима, всегда исторически и экономически рентабельна. Я продолжаю всегда брать под большое сомнение полководческий дар любого правителя страны, и считаю, что победные войны одерживают народы, а не правители, якобы определяющие их судьбу.

Чем больше число жертв, брошенных правителем страны в костёр войны, тем больше у него шансов на победу. Так думают многие, но только не я.

Эта трагически неопровержимая аксиома авторитарных правителей всех стран и народов, не позволила Сталину 16 октября 1941 года ухать из Москвы от Дворца ЗИС вместе с правительством в Куйбышев. После двухчасового раздумья он решил сделать ставку на русский народ, и выиграл. Он остался в уже заминированной столице продолжать свою опасную игру с Гитлером, жертвуя всеми своим пешками, по большевистскому принципу: «Мы за ценой не постоим… все как один умрём за дело это».

Как правило, в топку войны бросается молодая и свежая, самая лучшая часть нации, об утрате которой правящий режим обычно мало печалится. Одержав победу над врагом-соперником, власть через насилие ещё больше укрепляет свои позиции внутри страны, каждодневно подтверждает свою силу и могущество, свою незаменимость. При этом ею проявляется полное равнодушие к оставшимся в живых после войны гражданам – особенно к инвалидам и калекам войны и труда – этому живому укору любого правящего режима. Увы, авторитарная власть редко выражала свою глубокую благодарность и признательность своему народу за своё спасение и благополучное существование в открытой форме. Мировая история не знает ни одного памятника, поставленного благодарным правителем своим гражданам. Даже такая гипотетическая надпись на таком гипотетическом памятнике: «Великому русскому народу, герою и созидателю от благодарного императора Петра Великого» и сегодня режет нам слух. Она звучит для многих политологов-государственников нелепо и несуразно, как издевательство над теми, кто, по их мнению, и «делает историю». Истории СССР известен только один случай открытой благодарности лидера страны своему народу. В своё время глубокого поразил воображение современников и вселил в народные массы новые надежды на свое счастливое завтра. Это знаменитый тост товарища Сталина «За русский народ». Особого нашего внимания заслуживает одна, по сути, ключевая фраза, касающаяся высшей, тайной политики, и адресованная в первую очередь членам Правительства, чей культ личности не соответствовал их интеллекту и организаторским способностям:

«Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошёл на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства и пошёл на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. Спасибо ему, русскому народу, за это доверие!»

В этих словах скрыто несколько намёков. В одном вождь частично раскрыл правду о плане «Барбаросса», (на случай поражения Красной Армии под Сталинградом), о дальнейшей германской политике на оккупированных территориях русской Евразии и возможном сотрудничестве немцев с Русской Северной республикой, как с новым государственным образованием. А в другом смысле – товарищ Сталин намекнул своим бесталанным помощникам и соратникам, что они все без исключения не достойны своего великого народа, и их по существу надо срочно менять на молодых и рьяных. «Война закончена, мы победили, а теперь вы мне не нужны – пошли прочь!»

Есть в этом тосте и другие смыслы, расшифровать которые под силу только тем историкам-архивистам, кто глубоко и профессионально изучает историю политической разведки товарища Сталина. Мы должны всегда помнить этот тост, ибо это не очередная байка о Вожде всех народов, а оглашённый исторической личностью оригинальный исторический документ, имеющий несколько вариантов. Мы не должны ничего забывать. Каждая ошибка человека – это урок. Каждая ошибка исторической личности – трагедия миллионов. Она учит нас тому, что мы не должны её повторить. И надо сто раз подумать, прежде чем решить, кому ставить памятник – великому русскому народу, или великому князю Московскому Ивану Васильевичу Грозному. Ведь с этого судьбоносного выбора и начинается проектирование нашего Будущего.

Stalin

Царю-тирану от благодарных холопов…

Молодёжная политика в свете новой идеологии: «Рабство, насилие и патриотизм»

Приблизительно такие слова должны быть выбиты на базальтовых постаментах памятников тиранам всех времён и народов. Но кто из «политически грамотных» граждан-патриотов и рьяных государственников позволит допустить такого вида «наглядную агитацию» национального самоуничижения в духе адептов раннего христианства? Трактовка письменных и вещественных памятников культуры всегда была и остаётся весьма пёстрой. Хорошо, когда граждане отдельно взятой губернии или волости воздвигают памятник основателю своего города или его покровителю. Но плохо, когда своё решение они не согласовывают со своими соседями, с жителями городов и весей нашей огромной страны. Плохо, когда в каждой области и в каждом крае огромной державы имеется своё «местечковое» понимание и своя трактовка всей истории государства Российского. Великая хроника огромной империи не терпит местечковой трактовки исторических событий и личностей. Если следовать примеру орловских краеведов-патриотов и государственников, то сегодня жители многих областных и даже районных (уездных) городов могут устанавливать памятники своим славным удельным «великим князьям». Ведь когда-то семь веков назад их города были столицами куда более великих княжеств – Владимирского, Суздальского, Рязанского, Ярославского, Тверского, Вятского. А Псков и Новгород Великий – двумя столицами Новгородской земли, простиравшейся от Чудского озера до Белого моря и Печоры. Было время, когда московская земля была в пределах нынешней МКАД, когда, образно выражаясь, Венеция была за Окой, Великая Литва – за Можайском, а Золотая орда – за Коломной и Серпуховом. Трудно и больно прослеживать историю Отечества по страшным судьбам его правителей. За более чем тысячелетнее существование нашей Отчизны у её кормила стояло 84 человека. Среди них князей – 4 (Рюрик, Олег, Игорь, Святослав); великих князей – 50; царей – 10; императоров – 14; правителей и регентов – 6. Правили Россией в основном представители двух династий: Рюриковичей – 58; Романовых – 20.

Первым великим князем сам себя назвал Ярополк I после того, как отец его, Святослав, разделил Русскую землю (империю Олега) на уделы между своими сыновьями. С этих пор все удельные князья в любых обстоятельствах стремились называть себя великими, даже тогда, когда были данниками Золотой Орды, рабами ордынского царя, готовыми ради ярлыка на княжении «вести под уздцы коня под ним, низко склоняться пред языческими идолами, и на коленях слушать ханскую грамоту.

Среди киевских, владимиро-суздальских и московских великих князей найдётся от силы 6-7 правителей, которые правили в интересах народа, пеклись о его процветании и умножении его численности. Последние великие князья из рода Рюрика, те, которые были данниками и наместниками ордынских ханов и те, кто освободился от ордынского ига, крепили свою власть и холопское величие через насилие над своими людишками, облагая их непосильными налогами и всячески ублажая ордынскую знать. Люди крутого нрава, холодные и рассудительные с окаменевшим сердцем и алчной натурой, двуликие, осторожные и трусливые, они как бы по наследству истязали, как могли собственный народ. Так, например, выкупленный за огромную сумму из татарского плена своими согражданами великий князь Василий II «Тёмный», когда вернулся на родину, стал немилосердно притеснять и грабить их в интересах ордынского царя и тем самым «продал басурманам Московское княжество». А его сын, тоже великий князь Иван III, когда освободился от татарского ига, ввел в Московском государстве налоги во много раз превышающие ясак Золотой Орды. Порой начинали проявляться моменты, когда иго великого князя становилось хуже ига золотоордынского. И это убивало силу духа людей, оказавшихся под двойным рабством в условиях не пригодных для человеческого существования.

Ведь ещё в 30-е годы XIV века при великом князе Василии Косом и брате его Василии II Васильевиче «Тёмном» Московское княжество представляло собой один из жалких уделов, в течение 15 лет его фактической столицей была Коломна. А сама «Москова» была ещё не похожа на настоящий средневековый город, представляла собой скопление двух десятков мощных поселений с административным центром Кучково.

Плохо, когда отечественная историография как хамелеон, из века в век меняет свой политический окрас. Хорошо, когда через такие памятники отмечаются в памяти потомства добрые дела и созидательные проекты великих мужей, чья подвижническая жизнь достойна подражания. Но плохо, когда люди XXI века воздвигают на древних пожарищах кумиры, и создают культ личности из обычного политического, жестокого животного.

Плохо, когда численность памятников великим завоевателям и тиранам, полководцам и конкистадорам, в сто раз превышает число памятников великим гуманистам и просветителям. Ведь, как правило, за величием тиранов и венценосных злодеев, кроме как тотального насилия, подлой лжи и коварства ничего не стоит.

И прав был Геродот, и прав был Светоний, когда оба, каждый в свою эпоху утверждали: «О мёртвых царях или хорошо, или ничего, кроме правды». Ведь насилие над своим народом и террор против своих граждан для тирана-властителя – это обоюдоострый меч с двумя остриями и рукояткой посередине.

Ведь насилие «во благо всех» при авторитарном режиме или неограниченной самодержавной власти, как правило, завершается во благо немыслимых (иногда клинических) прихотей одного человека и во вред всему многострадальному обществу.

Вот воздвигли орловские краеведы и местные власти Орла памятник основателю города Ивану Грозному, и даже не подумали о том, что все его созидательные дела тонут в морях пролитой им христианской, славянской крови. Мало кто вспомнил расправу его деда Ивана III над Вяткой и Новгородской вечевой республикой, уничтожение народной вольности славного города Пскова его отцом, великим князем Василием. И дед, и отец грозного царя, сами золотоордынские данники, хуже татар ограбили Новгород Великий, Псков и Вятку. Свыше 300 знатных псковских и новгородских семейств, множество купцов и мастеровой люд эти «собиратели русской земли» переселили в Москву на Лубянку, а жителей низовых городов и московских стрельцов и пищальников переселили в усмирённые города.

«Ужас господствовал и плач не умолкал во Пскове. Многие, не веря обещанию и боясь ссылки в степь, постриглись, мужья и жёны, чтобы умереть на своей родине. Из покорённого Новгорода Великого Иван III вывозил «300 обозов золота, серебра, драгоценных каменьев на сумму 14 000000 флоринов из казны древней империи Олега и Святослава, просуществовавшей в блеске и величии свыше шести веков» (хронист Ян Длугош).

Мало кто из современных историков вспомнил, что правление этого безумного, блудливого царя-монаха и великого князя Ивана Грозного повергло, созданную им на крови, лжи и обмане Московию в Смуту и долгую, разорительную, позорную гражданскую войну. И почти никто не вспомнил и даже не спросил современных жителей Пскова и Новгорода Великого, чьи предки жестоко пострадали от главного виновника торжества, проводимом в городе Орле. Никого не интересовало мнение этнически чистых русских из Пскова и Новгорода о внуке великого князя Московского Ивана III, о последнем собирателе «русских земель» об Иване IV Грозном. А ведь это он окончательно убил свободный дух жителей этих городов-республик. Это он навсегда изъял их из круга самостоятельного цивилизованного развития. Иван Грозный устроил в этих вольных городах-республиках, членах Ганзейского союза, такую жуткую резню сестёр и братьев по православной вере, что вся Западная Европа содрогнулась от ужаса. После этого жуткого и бесчеловечного покорения Новгорода Великого царём московским, воинственные ливонские псы-рыцари показались псковичам и новгородцам после этого сущими дворовыми хулиганами, с которыми всегда можно договориться или просто откупиться во избежание ненужного пролития невинной крови. Иван Грозный своими особыми и жестокими реформами вывел на вятской земле особую породу людей евразийского разлива – московитов.

Именно отсюда берёт свой начало «чёрная русофобия», миф о русских, как о диких и беспощадных скифах. Московская держава Ивана Грозного предстает в глазах современников-европейцев в самом чёрном свете – это агрессивные варвары, живущие только грабежом, мытом, непосильными налогами, насилием, это враги сами себе и всему цивилизованному миру. Московиты – это порождение ига татар, ига рабства, (jugum barbarum, jugum servitutis), для которых рабство дороже собственности, свободы и гражданских прав. «Эти русские, сбросив иго татар, стали называться московитами» («Estat de l’Empire de Russe» капитана Жака Маржерета и «De bello Moscovitico commentariorum» Рейнгольда Гейденштейна).

Внешний вид, нравы и повадки московитов были подробно описаны иностранными путешественниками Адамом Олеарием и Сигизмундом Герберштейном. О московитах, как новом типе славян, писал и литовец Михалон Литвин в трактате «О нравах татар, литовцах и москвитян» (1497). Оба они хорошо отзывались о народах, населявших тогда Русский Север, «Тартарию», Верхнюю и Среднюю Волгу и не очень одобрительно – о «лукавых, хитрых завистливых и двуличных московитах». В книге Герберштейна приводится зарисованный на память довольно реалистичный портрет великого князя Василия Ивановича Московского, отца Ивана Грозного, на котором удачно схвачен характер типичного московита. На зрителя смотрит недоверчиво и настороженно человек, с которым опасно иметь всякое дело, даже и доброе. На нас смотрит человек, отец которого был ради власти ослеплён родным братом-христианином. С такой биографией трудно быть совершенным человеком, мудрым человечным правителем и божьим помазанником. Когда насилие стоит в начале любого великого свершения, то это великое дело всегда заканчивается великим крушением всего, что было когда-то создано. Надо отметить, что многое в истории царствующих династий основано на легендах и вымысле, что многие из достоинств великих князей из династии Рюриковичей им как таковым не принадлежат. Их пузырь показного величия в основном был непомерно раздут ими же, при поддержке услужливых, придворных хронистов. Идеологической основой официального признания московских правителей царями стали так называемые «Сказания о князьях Владимирских», составленные при правлении великого князя Василия III Ивановича (1479-1533). В этом летописном сочинении вполне серьёзно утверждалось, что царское достоинство принадлежит русским царям издавна и по праву, ибо родоначальник всех русских князей, Рурик был «сродником» римского императора Августа, а предку московских князей Владимиру Мономаху сам византийский император Константин прислал знаки царского достоинства. Увы, и то и другое – это мифы, рождённые в кельях московских монахов-летописцев. История древнего Рима не сохранила для сведений о многочисленных вождях северных варваров, которые находились на военной службе у императора Августа. Ничего не говорится и о родственницах Августа Кесаря, отданных в жёны кому-либо из видных варваров. Загадкой остаётся до сих пор и происхождение даров византийского императора – сердоликовой чаши Августа, венца (шапки Мономаха) и золотой цепи. По одной из версий шапка Мономаха была изготовлена в Москве в 1410 году по благословению византийского архиепископа Фотия, (ставшего вскоре московским митрополитом-А.А.) для венчания на великое княжение Василия II Васильевича «Тёмного». Однако, величие и статус великих князей определялся не легендами и преданиями и даже не авторитетом константинопольских патриархов, а ханами Золотой Орды. Они решали, кому из русских князей-рабов быть великим князем, а кому вести под уздцы коня великого князя. В глазах ордынского царя Ахмата даже сам великий князь московский Иван III был раб, ибо как и все его предки был данником. Ради власти над своим народом русские государи торжественно отреклись от права народа независимого и склонили выю под иго варваров и язычников, терпеливо сносили унижения в ханской ставке, молились чужим идолам, предавая веру Христову, получали ярлык на «великое княжение», возвращались домой и начинали мстить за перенесённые в Орде унижения своим соплеменникам, подвергая их насилию и непосильным налогам. А такой великий князь как Василий Косой, побывав у хана Махмета в плену и отпущенный им за огромный выкуп на свободу, вернувшись на родину обложил народ большими податями, раздавать татарам поместья, открыто продавать татарам Московское княжество.

Из великого множества правителей из рода Рюриковичей, кроме Ярослава Мудрого и Владимира Мономаха не было среди ни одного просвещённого мужа и монарха-гуманиста. Рюриковичи в основном были насильниками и грабителями, жестокими и бесчеловечными, беспощадными даже к самым близким родственникам, братьям и сёстрам. Всё, что есть омерзительного, гадкого и бесчеловечного в природе власти, всё оказалось в избытке у Рюриковичей.

Особенно, когда речь идёт о разрушении и о бесконечных, кровавых усобицах, с их насилием над братьями во Христе. Удивительно. Но факт, принятие ими в конце Х века христианства никак не смягчило их нравы и не просветлило ум. В их дикой и буйной истории весьма мало светлых страниц о созидании и культурном развитии общества, о системе воспитания и просвещения, градостроительстве и развитии ремёсел. И только просвещённые жены-гречанки являются светильниками разума и любви в мире дикого насилия и пещерной антропофагии властителей. Здесь надо отдать должное двум великим жёнам русских князей – это греческой царевне Анне, сестре византийских императоров Василия и Константина и Софье Палеолог, племяннице последнего византийского императора Константина XI. Анна стала женой великого князя киевского Владимира Святославовича, а Софья Палеолог, стала женой великого князя московского Ивана III. И та, и другая привезли с собой на чужбину идеи просвещения и книги как источник знаний.

Софья Палеолог

Софья Палеолог

При Анне в Киеве при Софийском соборе стали возникать на Руси первые школы и мастерские по изготовлению рукописных книг и учебников. При Софье Палеолог в Москве возникло интенсивное каменное светское градостроительство, учреждена городская управа, заведена почта, началось дорожное строительство и возведение мостов. При Софье Палеолог в Московии было написано в 1497 новое Уложение, и возник мощный на византийский манер государственный аппарат. Обе эти просвещённые женщины не хотели жить в стране диких нравов и невежестве, в стране чёрных, деревянных городов и поселений среди болот и глухих лесов на краю ойкумены средневекового мира. Очень не хотелось царевне Анне покидать Константинополь и ехать в незнакомую пугающую страну: «Иду точно в полон. Лучше бы мне здесь умереть». Она знала, кто такой её, только что принявший крещение, муж-язычник. В Царьграде знали, что у этого тщеславного неофита, насильника-женолюба, растлителя замужних женщин и девочек, имелось 300 наложниц в Вышгороде. 300 в Белгороде и 200 в «потешном» селе Берестове. С большой неохотой выезжала из Рима в столицу Тартарии Москву и Софья Палеолог. В Московию она привезла с собой не только двуглавого орла – Герб Восточной Римской империи. но и громадную библиотеку по всем отраслям знаний того времени. Много книг на латинском языке привезла она по любомудрию, звёздочётству, землемерию, травяному врачеванию (астрономии, математике, геометрии и медицине). Благодаря Софье в Московию были приглашены византийские и итальянские мастера: зодчие, живописцы и музыканты, огородники и аптекари, оружейники и литейщики. Супруга государя и великого князя Василия III Ивановича красавица-литовка Елена Глинская. Мать будущего царя Ивана Грозного тоже являлась в Московии проводницей западной культуры. При ней в Москву стали приглашать иностранных специалистов –лекарей и военных инженеров для строительства каменных крепостей в Коломне, Зарайске и Нижнем Новгороде. При Елене Глинской был достроен храм Михаила Архангела, ставшей усыпальницей многих московских правителей. При ней в Московии утвердилось в России самодержавие как единый и незыблемый государственный устав вплоть до ХХ века. Князь Василий очень любил Елену и всегда хотел ей нравиться. Ради неё он даже сбрил бороду к ужасу всего родовитого московского боярства и тем самым за 170 лет до реформ царя Петра Великого Романова стал первым московитом с лицом просвещённого европейца.

Их много было в нашей истории, велики и малых, божией милостью и самозваных, но среди них мало тех, кому можно с чистой совестью поставить памятник с надписью: «Царю-благодетелю от благодарного народа». Таких правителей не только мало, их в идеале нет вообще.

demontazh-Lenina

Lenin-i-Stalin


Анатолий Апостолов