Butovsky-poligon-3

Бутовский полигон

«Мёртвые живым не товарищи…»

Уж так повелось оно исстари:
Мёртвые живым не товарищи,
Мёртвые угасшими искрами
Реют над вселенским пожарищем.

В небе, что ни искра, то звёздочка.
Мертвецам Вселенная – Родина.
Им не нужно от нас ни зёрнышка,
Мы у них берём всё, что ни попадя.

Каждодневно смертью отмечены,
У могилок свежих потопчемся.
Мёртвые – они вместе с Вечностью,
А живые все – в одиночестве.

Велика наша вина перед старшими поколениями и нет нам на долгие годы прощения. Не смогли мы в 90-е годы ХХ века вернуть в нашу жизнь здравый смысл, природную совесть, благодарную память и добрые национальные традиции. Это мы позволили всем ещё живым жертвам ГУЛАГА, ветеранам войны и тыла усомниться в своих трудовых и военных победах и на пороге смерти вслед за писателем, фронтовиком-инвалидом Виктором Астафьевым, автором романа «Прокляты и убиты» задавать себе страшный вопрос: «Неужели всё напрасно?»

Это мы, их дети и внуки, виноваты в том, что большинство из них остаётся до сих пор исторически оклеветанным, «материально и духовно нерентабельным», лишённым смысла жизни нашим старшим поколением. Нам нет прощения, но не утрачена окончательно нами человечность, жива пока наша память, и душевные травмы продолжают тревожить нашу беспокойную совесть. Как преодолеть нам травмы голодомора, коллективизации, тотального террора и второй мировой войны? Только через культуру благодарной памяти и трезвую самооценку, через акцию «Бессмертный полк», через «Ночь свечей Памяти 22 июня», через стояние у «Стены Скорби» и в «Саду Памяти» Бутовского «полигона». Молодые российские политики должны иметь мужество признать, что войну выиграли не они, а их деды и прадеды. А они проиграли великую Победу своих славных предков в 1991 году. Новые хозяева России стали внуками победителей, но, увы, детьми проигравших.

Butovsky-poligon-3

В конце ХХ века Россия проиграла мир, утратила свой духовный евразийский менталитет, потеряла всех своих друзей и союзников даже среди славян, Она сделала свою глубокую духовно-нравственную травму комплексом всей нации. Разве можно забыть эту страну бесчисленных братских могил, страну вдов и одиноких матерей, беспризорных детей и сотен тысяч одиноких, не помнящих родства, людей? Исправительно-трудовой лагерь и поселок для раскулаченных «Свободный», лагерь при урановом руднике «Вакханка». Полигон в Бутово, Расстрельная тюрьма «Сухановка». Полигон «Коммунарка», где рядом в одной траншее улеглись жертвы и палачи, реальные герои моего романа «Дом разбитых зеркал» (М,2017) А храм-памятник на Лубянке, зовущий нас к примирению – через страдание и благодарную память? Как это всё совместить в душе? Как со всем этим жить дальше, чтобы изменить русский мир к лучшему? Вот, что надо сегодня нам вместе с молодым поколением обсудить и решить окончательно, пока не поздно.

Анатолий Апостолов